Роман-донос

Розділ створено за підтримки Міжнародного Фонду "Відродження"

 

Розмір: 105 Mb

Матеріал надано користувачем: (Schleiermacher)

Опис


В 1974 году, будучи уже хорошо «под колпаком», Г. Снегирев начинает писать свой «Роман- донос», «РД» — как полунежно, полуконспиративно называл его автор. Изобретенный им новый литературный жанр — «роман-донос», документальный «антироман», в котором сам автор выступает в роли «антигероя», — в итоге стал и названием книги. Это центральное, главное — и по объему, и по событийной насыщенности, и по литературно-художественной силе — произведение Гелия Снегирева.

В этой книге поразительно выпукло живет целая эпоха (сейчас принято называть то время «периодом застоя»). Мысль о том, что все творившееся и творимое советской властью («кудрявой блондинкой», как называли ее между собой свободомыслящие киевские литераторы - «солженицынцы») суть ложь и издевательство над народом — была не нова. Действительно, уродливое устройство жизни в «самой свободной стране», втихаря поносило все народонаселение. Но на десятки миллионов людей, живущих в социалистическом «идеологическом болоте», находились лишь единицы, осмеливавшиеся бросить режиму в лицо правду о нем... А режим боялся правды, очень боялся!

Стержень романа — психологический излом человека, поставленного перед выбором: пойти на сделку с совестью, в угоду власти-мутанту предать друга (читай — собственные убеждения) и, сохранив житейское благополучие, перестать считать себя порядочным человеком — либо претерпеть «поражение в правах», но остаться честным перед собой и людьми. Главный герой (автор) не только выбрал последнее, но и со всей мыслимой правдивостью, «гипертрофированной искренностью» описал метания, сомнения, малодушные мысли, посещавшие его при выборе между подлостью и совестью. При этом он совершенно не рядится в Герои, наоборот, он представляет себя на суд читателя в роли «антигероя» — со всеми человеческими слабостями, потаенными сомнениями и неприглядными шатаниями из стороны в сторону... Даже свое вполне естественное опасение за собственную судьбу и судьбы своих близких он беспощадно именует трусостью: «...да, когда страшно — боишься!..» В этом смысле — со всей полнотой «автоиронии» (одно из любимых словечек автора, характеризующее его душевный склад) — он не щадит ни себя, ни других. А в эпилоге еще и просит прощения у друзей, ставших персонажами романа, «...за то, что из себя - любимого отбил бифштекс менее кровавый, нежели из вас...»

Путь чести и правды, избранный автором, приводит его к убеждению: так дальше продолжаться не должно и не может... Альтернатива: «предать друга — утратить благополучие» перерастает в гамлетовское «быть — не быть»; на глазах читателя «РД» происходит эволюция мятущегося, загнанного в угол человека в личность, которая осознанно и во всеуслышание противопоставляет себя всесокрушающей тоталитарной машине.Много лет рукопись «РД» — изъятая при обыске у одного из верных друзей — пролежала в спецхране КГБ. Сегодня — хвала неусыпному оку Органов Государственной Бдительности! — эта книга наконец дошла до нас. Мне кажется, о «Романе-доносе» не имеет смысла писать умные критические и литературоведческие статьи... Его надо читать.

Это мощная — в меру пафосная, в меру ироничная, — сочная проза. Это интереснейший исторический и пронзительный человеческий документ. Это беспрецедентная по степени своей искренности книга, автор которой, наверное, достиг предела честности в литературе.

Филлип Снегирев

Файли


roman-donos.jpg jpg (43 Kb)

Snegirev_-_Roman-donos.pdf pdf (105 Mb)

Коментарі