Хора Херсонеса Таврического на Гераклейском полуострове. История раскопок и некоторые итоги изучения

Розділ створено за підтримки Міжнародного Фонду "Відродження"

 

Розмір: 4.1 Mb

Матеріал надано користувачем: (Hell`ga)

Опис


Изучение сельскохозяйственной округи Херсонеса началось сразу же после присоединения Крыма к Российской империи, но на протяжении конца XVIII и большей части XIX вв. раскопки здесь велись лишь эпизодически, а главным образом составлялись планы и карты Гераклейского полуострова с нанесенными на них памятниками. В первой половине ХХ в., наряду с работой по фиксации археологических объектов и началом их археологических раскопок, были предприняты первые попытки осмысления археологического материала и его исторической интерпретации, хотя и не всегда удачные.

Е. Г. Суров не только первым суммировал то, что было сделано до него по изучению сельскохозяйственной округи Херсонеса, но и дал в основном правильную интерпретацию построек с башнями, которые являлись хозяйственными комплексами, расположенными на земельных наделах граждан. Наиболее интересна была предложенная им новаторская методика интерпретации археологического материала, и, в частности, способы подсчетов рабочей силы, необходимой для обработки виноградников, и изучения основных направлений вывоза и вывоза вина из Херсонеса. В дальнейшем методические подходы Е. Г. Сурова, с успехом были использованы другими исследователями, что значительно расширило информативность археологического материала.

В третьей четверти ХХ в., в сравнении с предшествующим периодом, был достигнут значительный прогресс не только в археологическом изучении памятников сельскохозяйственной округи Херсонеса на Гераклейском полуострове, но начался переход от описания и публикации конкретных археологических памятников к историческим обобщениям. На этой основе были предприняты попытки исторических и социально-экономических реконструкций, что явилось важным шагом вперед в изучении целого ряда аспектов истории Херсонеса Таврического в античную эпоху. Благодаря этим работам их результаты стали в то время известны и западным исследователям.

Монографические исследования В. Д. Блаватского (1953) и С. Ф. Стржелецкого (1961) достаточно ярко характеризуют теоретико-методологические подходы советской науки об античности к интерпретации археологического материала. Ряд исторических выводов, сделанных на основе изучения системы размежевки Гераклейского полуострова на базе устаревших теоретических установок, сейчас уже не отвечают современному уровню развития исторической науки и требуют пересмотра. В первую очередь это касается вывода о значительном, если не решающем, удельном весе в составе населения Херсонеса рабов классического типа, включая и рабов-тавров, которые якобы являлись основной производящей силой в производстве материальных благ в Херсонесе.

Но, несмотря на это, работами Е. Г. Сурова, В. Д. Блаватского и С. Ф. Стржелецкого были заложены основы научного изучения социально-экономической истории Херсонеса с комплексным подходом к источникам. Но для того, чтобы исследование памятников вышло на новый уровень, и можно было преодолеть имевшиеся ошибки, необходимо было продолжить археологическое изучение территории Гераклейского полуострова, результаты которого должны были расширить источниковую базу исследований, столь необходимую для новых обобщающих историко-археологических работ.

Эта задача начала осуществляться в 70-80-х гг. ХХ в., когда, в связи с начавшимся на Гераклейском полуострове строительством в зонах новостроек, были развернуты широкие археологические исследования и И. Т. Кургликовой воссоздана Гераклейская экспедиция, на посту начальника которой ее со временем сменила Г. М. Николаенко. Но если работы экспедиции Института археологии АН СССР под руководством И. Т. Кругликовой и Московского университета под руководством В. И. Кузищина в целом велись с соблюдением необходимой методики, то работы экспедиции Херсонесского заповедника под общим руководством Г. М. Николаенко осуществлялись не на достаточно высоком уровне.

Но большой группой сотрудников Херсонесского музея, а позднее Национального заповедника «Херсонес Таврический», была проделана огромная работа по изучению, как размежевки земельных участков, так и по исследованию построек, зафиксированных на территории сельскохозяйственной округи Херсонеса Таврического на Гераклейском полуострове. Но, к сожалению, эти работы не носили планомерного характера, а были в значительной степени обусловлены строительными работами, проводившимися на территории бывших сельских владений Херсонеса.

Раскопки главным образом велись на территории усадеб, а сами земельные наделы, за исключением обмеров, как правило, не изучались. Существенным их недостатком является отсутствие фиксации строительных остатков по периодам и полноценной обработки массового керамического материала, в том числе и статистической. Датировка строительных комплексов осуществлялась по керамическим клеймам и монетам, а массовые находки фиксировались лишь в полевых описях без детальной характеристики и датировки. Учитывая характер исследуемых памятников, такую методику нельзя признать правомерной. Следует также отметить, что в процессе раскопок оперативно не публиковался найденный материал, а давались лишь краткие информационные сообщения о раскопках. А это в свою очередь свидетельствует, что между полевыми сезонами, скорее всего, камеральная обработка материала и полевой документации на должном уровне не проводилась, ибо в противном случае раскопанные комплексы получили бы достаточно полное описание и правильную интерпретацию. Однако, несмотря на это, необходимо констатировать, что в ходе этих работ был получен в высшей степени ценный материал, характеризующий хору Херсонеса и сельскохозяйственную деятельность херсонеситов.

В 90-х гг. ХХ в. археологические исследования на Гераклейском полуострове активно продолжались. Но их результаты нашли пока лишь частичное отражение в отечественных информационных изданиях и публикациях и работах на английском языке. Причем, к сожалению, в количественном и полиграфическом отношении отечественные издания явно уступают англоязычным, что вряд ли можно считать нормальным, учитывая очень ограниченное количество экземпляров изданий на английском языке, распространяющихся в Украине и странах СНГ.

Наряду с археологическими исследованиями, в первой половине 90-ых гг. ХХ в. В. М. Зубарем (1993) и С. Ю. Сапрыкиным (1994) было опубликовано несколько работ, посвященных анализу и интерпретации археологического материала, полученного в ходе раскопок на Гераклейском полуострове. В них предприняты попытки исторической реконструкции последовательности освоения земель на Гераклейском полуострове, характера ее размежевки, хронологии усадебных комплексов, норм наделения землей граждан Херсонеса и динамике движения земельного фонда, а также проанализированы события внешнеполитического характера, которыми были обусловлены изменения, прослеживающиеся на хоре по археологическим материалам.

На рубеже ХХ и ХХI вв. результаты многолетних работ Гераклейской экспедиции Национального заповедника «Херсонес Таврический» были сведены и введены в научный оборот Г. М. Николаенко (1999; 1999а; 1999б; 2001, 2004; 2004а), что позволяет сегодня использовать максимальное количество фактических данных по различным категориям раскопанных памятников. Но по-прежнему недостаточная, за очень небольшим исключением, изученность сельскохозяйственных усадеб и неясность их датировки очень затрудняют использование этого материала для исторических реконструкций. Работы Г. М. Николаенко, к сожалению, не восполняют этого пробела. В подавляющем большинстве случаев в них приводится лишь суммарное описание земельных участков, отсутствует характеристика массового керамического материала, обнаруженного в ходе раскопок усадеб, и его датировка на основании последних научных разработок.

Г. М. Николаенко обошла принципиально важный вопрос о характере землевладения в Херсонесе и тех трансформациях, которые имели место в землепользовании на протяжении античной эпохи, а также не дала характеристики и типологии усадеб, которые, вне всякого сомнения, являлись центрами переработки сельскохозяйственной продукции. Вопросам землепользования в первые века н. э. в ее работах уделено недостаточно внимания, а вопрос о характере использования Гераклейского полуострова в эпоху средневековья остался за рамками проблем, рассматривавшихся автором. Современное состояние археологических памятников Гераклейского полуострова, и система его межевания в первую очередь, отражают положение, сложившееся на хоре Херсонеса в позднеантичный и средневековый периоды. Поэтому без анализа указанного фактора обращение к памятникам предшествующей эпохи вряд ли можно считать правомерным. Это заставляет достаточно критически относиться к постулируемым Г. М. Николаенко выводам, которые практически не подкреплены анализом имеющегося в ее распоряжении конкретного археологического материала.

Интерпретацию различных категорий памятников, зафиксированных в ходе раскопок на Гераклейском полуострове, также пока нельзя считать выполненной на современном научном уровне. Особенно это касается выводов, сделанных Г. М. Николаенко, на базе материалов раскопок на Маячном и Гераклейском полуострове. Можно было бы мимо них пройти и просто игнорировать. Но, к сожалению, утверждения, построенные без надлежащего анализа фактического археологического материала и аналогий, принимаются на веру и постепенно становятся научными аксиомами, которые являются основой для соответствующих исторических реконструкций, а иногда претендуют на роль серьезных научных «открытий». В свою очередь это ведет к застою и стагнации историко-археологической науки и падению качественного уровня публикаций, в которых, как и в работах Г. М. Николаенко, отсутствуют чертежи, планы, таблицы массового керамического материала и ссылки на аналогии. Ведь только скрупулезный, а не поверхностный анализ фактического материала является той базой, на основании которой проводится его интерпретация и делаются выводы исторического порядка.

Не отрицая в принципе того, что «одной из насущных задач Национального заповедника «Херсонес Таврический» является создание на Гераклейском полуострове археологического парка (Николаенко, 2001, с. 3), следует подчеркнуть, что не менее, а, может быть, и более важным для научного коллектива Национального заповедника «Херсонес Таврический» остается полноценная публикация полученного в ходе раскопок материала. Эта задача пока не выполнена с соблюдением современных требований, о чем свидетельствуют работы Г. М. Николаенко, и отсутствие, за очень небольшим исключением, публикаций других сотрудников, активно участвовавших в раскопках. В ходе этих работ накоплен поистине огромный фактический материал, обработка которого не под силу одному или нескольким исследователям. Для плодотворной обработки и интерпретации накопленных данных в этом направлении должен целенаправленно работать большой научный коллектив, в первую очередь Национального заповедника «Херсонес Таврический».

Но публикация материала не должна рассматриваться как самоцель. Это только первый этап научно-исследовательской работы, который позволяет перейти к интерпретации материала и использованию его для изучения различных аспектов древней истории. Ведь не сам источник, полученный в процессе раскопок, является конечной целью историко-археологического исследования, а его интерпретация, на основе которой делаются исторические выводы. Но пока с сожалением приходится констатировать, что результаты археологических исследований памятников сельскохозяйственной округи Херсонеса на Гераклейском полуострове в очень ограниченной степени могут быть использованы для широких научных обобщений, которые так необходимы сегодня для изучения исторического развития Херсонеса. Как представляется, только двигаясь вперед с соблюдением всех правил, выработанных теорией и практикой научных исследований, можно поднять нашу науку на качественно новый уровень, и только тогда она будет отвечать высоким требованиям XXI в.

Більше про Херсонес:
Гриневич К. Э. Иллюстрированный путеводитель по Херсонесу Таврическому : история, руины, музей
Белов Г. Д. Отчет о раскопках в Херсонесе за 1935–36 гг.
Раскопки поселения Маслины в Северо-Западном Крыму
Генуезька фортеця у Судаку

Файли


Zubar.jpg jpg (30.9 Kb)

Zubar_-_Hora_Khersonesa_Tavricheskogo_na_Geraklejskom_poluostrove.doc doc (1.1 Mb)

Zubar_-_Hora_Khersonesa_Tavricheskogo_na_Geraklejskom_poluostrove.pdf pdf (1.1 Mb)

Zubar_-_Hora_Khersonesa_Tavricheskogo_na_Geraklejskom_poluostrove.rtf rtf (1.9 Mb)

Коментарі